тел.: +7 498 601-15-05 улица 3-е Почтовое Отделение, 57к2, микрорайон Городок Б, Люберцы
+7 909 656-98-68 Спецификации продукции
Для входа в раздел Вам необходимо авторизоваться
Имя
Логин
Пароль
Авторизация Отказ

Библиотека

Современные технические средства медицинской эвакуации (США)

В случае реализации существовавшей в эпоху холодной войны ядерной угрозы стояла задача сохранения хотя бы минимального объема медицинской помощи раненым. В результате по крайней мере на уровне стратегического планирования медицинского обеспечения боевых действий, было признано целесообразным для гарантированного оказания медицинской помощи выполнение только самых основных ее мероприятий. Общепризнано, что данная установка определяла подход к медицинскому обеспечению боевых действий после второй мировой войны, хотя война в Корее и Вьетнаме показали целесообразность раннего оказания медицинской помощи в передовых медицинских подразделениях и быстрой эвакуации раненых.

Создание в 80-е годы портативного диагностического и хирургического оборудования означало возможность оказания медицинской помощи раненым вблизи передовой в пределах “золотого” часа (или “платиновых” десяти минут) с момента ранения. Раннее выполнение реанимационных мероприятий должно облегчить эвакуацию раненого как с точки зрения ее организации, так и перенесения самим раненым.

Операция “Буря в пустыне” подтвердила начало эпохи локальных военных конфликтов, в которых реально оказание медицинской помощи на уровне самых высоких стандартов мирного времени. В ходе операции ООН в Боснии исключительно эффективными были действия расположенных вблизи боевой зоны хорошо оснащенных медицинских центров, использовавших канал радио-видеосвязи для консультирования с европейскими и американскими специалистами.

Моральный аспект данной ситуации выразил офицер медицинской службы армии одной из скандинавских стран: “На смену поколению солдат, принимавших условия второй мировой войны, пришло новое поколение, считающее само собой разумеющейся гарантированность медицинской помощи самого высокого уровня. Несомненно, что в очень скором будущем всем недостаткам медицинского обеспечения боевых действий военнослужащие будут придавать политическое звучание.” Тем не менее в ходе полномасштабных боевых действий организовать медицинское обеспечение, подобное имевшему место в Боснии, очень сложно.

Необходимо учитывать, что дистанционная хирургия (с использованием телеконференции или роботов), высокотехнологическая медицинская техника и обучение эксплуатации ее, как и эвакуация раненых вертолетом, очень дороги и зависят от сложных коммуникационных систем. Даже самые активные сторонники внедрения новых технологий признают, что всегда будет существовать потребность в простых средствах, например, в медицинской карточке военнослужащего в ее традиционной форме.

В армиях многих стран инициированы масштабные программы технического переоснащения медицинской службы, которые, тем не менее, вынуждены исходить из реальных возможностей каждой страны, в том числе и из целесообразного баланса между объемом медицинской помощи в полевых условиях и эвакуацией раненого. Он определяет соотношение финансовых вложений в оснащение передовых хирургических подразделений и в средства медицинской эвакуации. Тем не менее, система медицинской эвакуации должна быть достаточно гибкой, чтобы быть эффективной, как в локальных операциях войск ООН, так и в масштабных войнах. В идеале раненый должен быть одним рейсом вертолета доставлен в передовое хирургическое подразделение. В реальности чаще всего возможна эвакуация сухопутными средствами.

Цепочка этапов эвакуации должна основываться на простой и устойчивой инфраструктуре, способной быстро реагировать на реальную обстановку вплоть до безболезненного перехода к использованию для эвакуации раненых самых примитивных средств. Сортировочно-эвакуационные отделения, оснащенные для послеоперационного ведения раненых, в случае замедления эвакуации и прибытия при этом все новых раненых, должны превращаться фактически в небольшие госпитали, где могут повторно выполняться реанимационные мероприятия, но основной задачей которых остается стабилизация состояния раненых и их дальнейшая эвакуация - чаще любым имеющимся транспортом.

Эвакуационный раненый обычно “выпадает” из своего подразделения, иногда, буквально, “забывается” на поле боя после оказания ему первой медицинской помощи. Программой, инициированной Управлением перспективного планирования НИР (МО), предусматривается обеспечение каждого американского военнослужащего мониторно-поисковым устройством (выполненным в виде неширокого пояса), позволяющим санитару, используя радиоканал, оценить состояние дыхания, частоту сердечных сокращений, парциальное давление кислорода крови или кровяное давление раненого; встроенный в монитор чип позволяет через спутниковую Глобальную систему позиционирования определить местонахождение раненого; может быть оценена необходимая срочность эвакуации раненого с поля боя и, соответственно, направлено транспортное средство.

В процессе продвижения раненого по этапам медицинской эвакуации данные о его состоянии и местонахождении с электронной медицинской карты (выполненной в виде солдатского медальона) передаются в компьютерную информационную систему фирмы “Tystech”. Оценка медицинской обстановки и управление ею (“MCAS”- Medical Situational Awareness and Control). Эта передача обеспечивается компьютерной программой “Информационное обеспечение деятельности медицинской службы на ТВД” (Theater Medical Information Program). На дисплей компьютера в масштабе реального времени выводится информация о местонахождении и степени загруженности медицинских подразделений и санитарного транспорта. Компьютерная программа выявляет готовые принять раненого лечебные учреждения и транспортные средства; используя поступающие в информационную систему данные разведки, определяет безопасные маршруты передвижения транспорта, обозначает посадочные площади для воздушных средств. Таким образом обеспечивается взаимодействие медицинского состава, оперативного командования и подразделений материально- технического обеспечения боевых действий. Информационная система “MCAS” является частью Армейской системы тактического командования и управления, действующей в тыловых подразделениях обслуживания боевых частей. В перспективе она будет действовать в масштабе ТВД. Небольшой объем информации позволяет использовать в системе “MCAS” различные каналы связи, включая телефонный.

В британской информационной системе “Медицинское обеспечение боевых действий” (“MOSS”-Medical Operational Support System) также планируется использовать данные электронной медицинской карты военнослужащего, хотя надежность самих данных и их передачи (особенно способами, предусматривающими уничтожение данных) британскими подвергается сомнению.

Избежать обычно происходящее в ходе эвакуации раненого снижение уровня оказания медицинской помощи позволяет портативный модульный автономный комплекс аппаратуры для поддержания жизненно важных функций раненого в ходе транспортировки “LSTAT” (Life Support for Trauma and Transport; корпорация “Northrop Grumman”) и подвижной реанимационный блок, созданный австралийскими специалистами для применения в ходе эвакуации раненого по воздуху.

“LSTAT” представляет из себя совместимую со стандартными для медицинских служб стран НАТО носилками платформу со встроенной в нее аппаратурой для мониторинга показателей жизненно важных функций и параметров внешней среды и для выполнения неотложных лечебных мероприятий: аппаратом для проведения искусственной вентиляции и легких и наркоза с замкнутым контуром, аспиратором, поддерживающим проходимость дыхательных путей, генератором кислорода, системой, включающей датчики температуры воздуха (и обеспечивающей обогрев и охлаждение раненого) и приборы химической и биологической разведки, устройством автоматического регулирования режима внутривенных вливаний, автоматическим устройством обработки данных диагностики состояния раненого и результатов лечебных мероприятий, пультом и дисплеями, блоком питания от батареек и дополнительно от источника постоянного и переменного тока, системой для рециркуляции воздуха при использовании в зараженной среде защитного тента. Комплекс достаточно тяжел (медицинская служба морской пехоты надеется на разработку более легкой его версии) и дорог, и потому может быть приобретен медицинской службой армий лишь немногих стран. Однако он значительно ускоряет и уменьшает расход ресурсов на подготовку раненого к эвакуации.

Учитывая действие неблагоприятных факторов, особенно вибрации, транспортировка раненого колесным и гусеничным транспортом, по возможности, не должна превышать нескольких километров, вертолетом- 50 км. По недавнему заключению британских специалистов, большинство видов вибрации не оказывают неблагоприятного действия на состояние здоровья эвакуируемого раненого. Однако, существуют убедительные доказательства того, что резонансная частота колебания определенных органов, в результате ранения содержащих избыточное количество жидкости, снижается до частоты вибрации вертолета. Установлено, что частота вибрации вертолета “Chinook” совпадает с резонансной частотой отломков бедренной кости (что требует их иммобилизации). Вибрация современных многолопастных вертолетов меньше. Санитарный вертолет “Sikorsky UH-60 Q” (версия “Black Hawk”) обеспечивает достаточно комфортные условия эвакуации раненых. К сожалению, достаточное количество санитарных вертолетов может иметь только медицинская служба американской армии.

Необходимые скорость, мобильность и степень защиты требуют использования на передовой гусеничных и колесных (6х6) санитарных транспортных средств. Сегодня большинство их являются версией гусеничных транспортеров, например М 113, FV 432. Поскольку конструкция боевых машин пехоты все более усложняется, санитарные транспортные средства на их основе становятся более дорогими и все труднее обеспечить в них необходимое свободное пространство. На настоящий момент на базе боевых машин пехоты “CV90”, “Bradley” или “Warrior” санитарных транспортеров нет.

Хорошей базой для санитарного транспорта, действующего на передовой, могли бы быть современные колесные бронетранспортеры. Их подвесные системы новейшей конструкции минимизируют раскачку относительно как поперечной, так и продольной оси, обеспечивая тем самым мобильность на уровне гусеничных машин и необходимую для больших расстояний высокую скорость. Между подразделениями второй и третьей линии целесообразно использовать менее дорогие колесные (4х4) санитарные машины, например, “Pinzgauer” или “Land Rover XD 130”, усовершенствованная версия которой имеет большие мобильность и проходимость. Самыми малогабаритными бронетранспортерами, которые могут послужить базой для санитарного бронетранспортера, являются, по-видимому, “Pandur” и “ВМР”. Однако, они вмещают, практически, только одного носилочного раненого.

Сегодня оснащение наземного и воздушного санитарного транспорта включает аппаратуру контроля состояния воздушной среды, мониторинга состояния здоровья раненого, генератор кислорода, фильтры ОВ, БС и РВ, автоматизированное рабочее место медика, аппаратные комплексы типа “LSTAT” и средства видеосвязи для дистанционного консультирования. Несмотря на миниатюризацию медицинской техники (примером ее может служить генератор кислорода, используемый на “ ИН-600”), габариты санитарных транспортных средств неизбежно увеличиваются.

Самыми вместительными колесными санитарными бронетранспортерами сегодня являются “MOWAG Piranhа “ 8х8 (уже находится на вооружении армий ближневосточных стран) и 10х10. Санитарные транспортеры следующего поколения будут базироваться на “Европейском многоцелевом колесном бронетранспортере” (MRAY-Multi-Role Armoured Yehicle) или французском колесном бронетранспортере “French Yextra”. В перспективе их сменит колесный бронетранспортер, в котором раненым сможет оказываться хирургическая помощь. В стандартном “MRAY” 6х6 внутреннее пространство составляет 12 м3; в “VRAY” 8х8 оно могло бы составить 17 м2 с пространством в высоту, достаточным для нормальной работы хирурга.

Однако большие санитарные бронетранспортеры дороги, менее маневренны и уязвимы при стрельбе прямой наводкой. По этим причинам вместо санитарного транспортера, являющегося версией основной для данных вооруженных сил колесной бронированной боевой машины, иногда закупаются бронетранспортеры, изначально сконструированные как санитарные и использующие оснащение, закупаемое через коммерческую сеть и оставляющее больше свободного пространства. Эти бронетранспортеры легче идентифицируются как санитарный транспорт.

Американский санитарный бронетранспортер, предназначенный и для эвакуации, и для оказания в ходе нее помощи раненым, “ATTY” (Armored Transport and Treatment Yehicle) базируется на шасси ХМ4, имеет внутреннее пространство 24 м3 и вмещает полностью оснащенную операционную или 12 раненых. Фактически ATTY является хирургическим блоком, действующим максимально близко к передовой, в который санитарным транспортом могут доставляться раненые. Это еще раз подчеркивает потребность в небольших, исключительно мобильных и хорошо оснащенных (возможно, и “LSTAT”) санитарных транспортных средствах, располагаемых среди подразделений первого эшелона. Ими могли бы быть американский спасательный вездеход “R-1” (R-1 Rescuc All Terrain Transport Vehicle), британская платформа - вездеход “Supacat” (6х6), размещающая “LSTAT”. Помимо них, транспортировать раненых в хорошо оснащенные для оказания медицинской помощи санитарные транспортные средства могли бы и недорогие боевые бронетранспортеры.

Сокр. перевод с английского Гелиг С.А.

Liston P. Casualty evacuation underpins battlefield medical sapport // Jane’s Int.Defence Rev. – 1998/ - Vol. 31, № 5. – Р. 53-58.